Дмитрий Кузнецкий - EU5POL/R1Z

Восхождение в преисподнюю…

На плато Расвумчорр не приходит весна,

Не плато Расвумчорр все снега да снега,

Все зима да зима, все ветров кутерьма,

Восемнадцать ребят, три недели пурга…………

Ю. Визбор 1961г.

Из песни "На плато Расвумчорр"

11 марта, 2005г. четверг

Ты дын - ты дын, ты дын - ты дын, ты дын - ты дын…Поезд вновь уносит меня от уютного дома, тепла и комфорта "всех удобств", навстречу новым приключениям, новым QTH-ам и новым друзьям. Все нормальные люди берут отпуск летом и едут к морю на юг. Я беру отпуск зимой и еду в обратном направлении, что наводит грустные мысли в моей голове и недоуменные взгляды моих коллег и знакомых…

В кармане у меня лицензия на экспедиционный позывной EU5POL, в ушах - наставления Командора - председателя белорусского Фонда поддержки экстремальных экспедиций Владимира Драбо и добрые пожелания Володи Сидорова (EU1SA) - Председателя Белорусской Федерации радиоспорта и радиолюбительства и Саши Максурова UA6LTO/9 - президента международного Клуба Арктика.. А на душе - холодок. Привычный холодок перед встречей с неизвестностью, так знакомый всем искателям приключений и участникам экспедиций...

Я еду в Заполярье, в R1Z. Там, на Мурманщине меня ждут остальные участники радиоэкспедиции, во главе c председателем Мурманской Федерации радиоспорта Александром Бройтманом (UA1ZAO). Бюджет нашей экспедиции весьма скромен и его доходная часть в основном состоит из наших личных финансовых вложений. А посему и планы у нас скромные, и сводятся в основном к работе из интересных DAT -QTH , таких как Хибины, Лапландия, Лопарская и т.п. в рамках программы Диплома Арктических Трасс, учрежденной Международным радиоклубом "Арктика" и, разумеется, участие в днях активности Мурманской области, посвященных 71 -му, традиционному празднику Севера. Ну и есть у меня тайная мечта - залезть в Хибины, куда-нибудь в горы, но не знаю, найду ли единомышленников на это рискованное действо. Заснеженные склоны Хибин - это сплошные лавины, о чем меня предупредил Командор, и соваться туда без профессионального проводника очень рискованно. Пардон, я не экстримал и не альпинист. Я коротковолновик. Тем не менее, экипируюсь по полной программе и тащу с собой 16 кГ груза, в основном теплой одежды и экипировки.

12 марта, суббота

В 9:30 прибываю в Питер. На перроне меня встречает улыбающийся, вечный оптимист Андрей Букин (RA1AEZ) из "radioexpert.ruа", с насупившимся и недовольным пятилетним сынишкой. radioexpert.ru, выступает нашим техническим спонсором и любезно предоставляет в распоряжение экспедиции средства связи, средства спутниковой навигации и кино-видео аппаратуру. Едем к Андрею в офис. От обилия предложенного "железа" глаза просто разбегаются. Быстро определяемся и пакуемся. Вес и объем - основной критерий для выбора. Выбор падает на экспедиционный, компактненький FT-857, GPS "ETREX LEGEND", Андреев цифровой NICON и пару "хэндиков".

Попутно прихватываем еще тройку разных трансиверов, но это уже для Мурманска, где Андрей собирается сделать маленькую презентацию.

Все тщательно упаковываем и отвозим весь этот солидный багаж на Ладожский вокзал. Поезд на Апатиты в 17:50. У нас еще вагон времени, но и дел предостаточно. Андрей с ветерком катает меня на своей машине по Питеру, и я наслаждаюсь солнечным днем, архитектурными прелестями этого чудесного, дорогого мне города и просто хорошим настроением. Вспоминаю студенческие годы, отданные Ленинградскому институту авиационного приборостроения, и с удовольствием узнаю знакомые улицы и памятники. Почти из конца в конец пересекаем шумный Невский проспект, делаем круг почета вокруг Исаакиевского собора и просвистев над Невой по Дворцовому мосту, едем за город, в поселок Лисий нос. Там, в живописнейшем месте, на берегу Финского залива, в шикарном загородном коттедже Андрей и живет. Везет же людям… Коротаем время до поезда. Я жарю в дорогу окорочка, Андрей собирает манатки… Женушка Андрея уныло наблюдает за нашими действиями. Что поделать, не все женщины понимают радиолюбителей.

Но вот, мы готовы к отъезду.

В 17 часов, в ресторанчике, встречаемся с Юрием Петровым - первым заместителем начальника Северо-западного регионального поисково-спасательного отряда МЧС. Он передает нам четыре запасных ремня для "Буранов" и сообщает, что наши экспедиционные действия будут, в соответствии с приказом по МЧС, обеспечиваться Кировским поисково-спасательным подразделением. Это уже интересно и вселяет надежду, что экспедиция выйдет за рамки DAT программы. Спасибо Андрею, его широкий круг знакомств и связей в большинстве позволил провести нашу экспедицию.

17:50 Ту-туууу, поезд отправляется. Машем ручками.

13 марта, воскресенье.

Сутки в поезде пролетают быстро. Андрей с азартом рубится в компьютерные игрушки, я тренируюсь в навигации, изучая "индивидуальную систему навигации" фирмы "GARMIN", с удовольствием наблюдая, как с каждой локацией растут градусы и минуты по широте. В 14:32 по местному времени пересекаем Полярный круг, что через несколько минут подтверждается малюсенькой станцией с одноименным названием. А вот и Хибины проявляются, потихоньку загораживая горизонт. на первой же остановке выскакиваю на улицу, пытаясь разглядеть Хибины как можно ближе. Андрею это не очень интересно. Он родом из Апатитов, и Хибинами его не удивишь. Около 19 часов прибываем в Апатиты. Нас встречают Андреевы родичи, сажают в свою машину и везут в его отчий дом. Наскоро ужинаем, созваниваемся с Виктором Хабаровым (RA1ZG) и едем к нему домой. Виктор радушно принимает нас, как давних знакомых. Коротаем вечерок у него, делимся впечатлениями и планами, беседуем о радиолюбительстве. Из Витиной рубки, на шикарной "прошке", провожу несколько связей из MU-04, извещая публику о прибытии EU5POL в точку "зеро". Но на сей момент никому это ни о чем не говорит. Ну и ладненько…

14 марта, понедельник.

Лично для меня экспедиция уже началась, и я ищу любую возможность быстрее объявиться в эфире. Хотя испытываю неподдельный интерес к краеведению этих мест, тем более, через WEB у меня тут появились друзья и единомышленники, с которыми непременно нужно встретиться. И, только через эти встречи можно быстро сориентироваться, что обитаемо в этих суровых местах, и что можно использовать в наших целях для развертывания позиции. Андрей берет у отца машину и мы едем в Кировск, в поисково-спасательный отряд. Нас встречает Юрий Надеждин - ныне уже начальник отряда и Игорь (к сожалению, в спешке, так и не узнал его фамилии - инженер оперативной связи). В ходе короткого совещания выясняем, что наиболее подходящее и доступное место для нашей позиции - перевал Куэльпорр, где находится поисково-спасательная база. Там есть "спарка" (бензоагрегат), пара отапливаемых домиков и запас дров. Пожалуй, то, что нам надо. Плохо только то, что все это расположено на склоне ущелья, с северной стороны Хибин, а высота - не более 400 метров. Но, говорят, места по красоте - обалденные… Что ж, мы согласны. Принимаем этот вариант за основной, но окончательное решение откладываем на завтра, до прибытия мурманчан. Возвращаемся в Апатиты, по пути совершая двухчасовую экскурсию по Кировску и его окрестностям. Вечер вновь коротаем у Виктора за трансивером, вперемешку с разговорами на кухне на темы HAM-радио. Заодно распаковываем YEASU FT-857, ставим его в шек и пробуем работать. Вполне прилично.

15 марта, вторник.

Просыпаюсь рано, в предвкушении интересного дня. Солнечное утро встречает 25 градусным морозцем и хорошим настроением. Наскоро пью кофе, и пока Андрей нежится в постели, выскакиваю на улицу. К 12 часам должны подъехать мурманчане со своим планом, о котором говорят лишь намеками…. На востоке Хибины светятся в лучах розового восхода, а я, чтобы не терять времени, бегу искать краеведческий музей, точнее Валерия Эдмундовича Берлина - главного редактора альманаха "Живая Арктика", с которым знаком по переписке. Ищу Музей, спрашивая приглянувшихся встречных. Увы, почти никто толком сказать ничего не может. Это печалит. В конце-концов, удается выяснить, что музей расположен в здании библиотеки. Уже теплее. Но и тут заморочка. Минут пятнадцать хожу по городку с идиотским вопросом: "Как пройти в библиотеку?" … Наконец-то какая-то дама, с помятой внешностью, ориентирует меня с точностью GPS в нужное направление. И вновь облом…

Библиотека работает с 12 часов. Ну и Музей, разумеется, тоже. Час топчусь под дверями, с надеждой, что работники все же появятся пораньше. Щас….

12 часов - никого. Возвращаюсь к Андрею. Андрей занимается своим исключительно любимым делом - кушает. Мурманчан нет. Беру в руки справочник, нахожу телефон Берлина, и, уже ни на что не надеясь, звоню. К моему удивлению трубку снимает сам Эдмундович. Представляюсь. Он искренне рад звонку, приглашает в гости, но тут же выясняется, что встретится в музее гораздо удобнее. А мне -интереснее. Вновь бегу в Музей, оставляя Андрею телефон. Меня встречает огромный бородатый дядька, этакий Карабас Барабас, но с предобрейшей улыбкой, сгребает меня в охапку и и по родному тискает в объятиях. Вот оно, полярное братство! :о) Времени в обрез, поэтому быстренько переходим к осмотру экспозиции, обсуждаем планы и варианты экспедиции. Валерий Эдмундович на зубок знает историю освоения Севера, не говоря уже о своем крае. Для меня он воплощение науки, добра и истинной интелигенции.

И вновь я слышу это, режущее слух слово - Расвумчорр. Мы понимаем друг друга с полуслова и, по предложению Эдмундовича переходим на Ты. Валера - кладезь знаний в области Арктики, не говоря уже о Кольском Заполярье. Я готов слушать его часами, но увы, нашу беседу прерывает настырный звонок Андрея. Приехали мурманчане. Прощаюсь с Валерой, он на ходу подписывает мне на память свои сборники рассказов и очерков о Хибинах. Извиняюсь за спешное расставание, но надеюсь недолгое. Бегу на встречу с Бройтманом энд К…Час "икс" настал…

Дома у Андрея, встречаемся с представителями Мурманска.

Их двое - Бройтман Александр (UA1ZAO) и Леонид Охмуш (UA1ZBZ). Оба в возрасте, но энергии - через край. Фигуры колоритные, но об этом чуть позже. Обмениваемся оперативной информацией, и выясняем, что есть возможность подняться на плато Расвумчорр и отработать оттуда несколько суток. Такая уникальная возможность стала реальностью, благодаря ребятам из Кировска и Апатитов, подготовивших стартовую площадку. А именно - Александру Кламбуцкому (RA1ZE), Александру Ильину (UA1ZGR) и Юрию Чепе (RZ1ZS). Спасибо, Вам, мужики! Решено. Едем на Расвумчорр.

До подъема остается около трех часов, которые проводим в суете сборов и беготне по магазинам. Ну, наконец-то мы готовы…

Подъем

18:00, КПП Центрального рудника. Самое подножья Хибин. Наконец-то встречаюсь с Сашей Кламбуцким и Юрой Чепа, с которыми знаком только по е-мэйлу и телефонным переговорам. Приятные в общении ребята и моя уверенность в успехе экспедиции растет с каждой минутой. Ждем "Магирус". Так здесь называют транспорт, поднимающий вахту на плато. Температура у подножья - 18 гр. Ветерок 3-5 м/сек. Напяливаем теплую одежду, ибо по уверениям ребят, "там" может быть и под -30… Рассматриваем серпантин и живописные окрестности. Немного волнуемся. В 18:15 из-за сопки появляется "Магирус", а точнее Камаз с будой. Останавливается, мы спешно закидываем свой багаж в буду и полезаем туда сами. Втихоря осматриваюсь. Горняки, человек тридцать, удивлены нашим вторжением, но вопросов не задают. Камаз, надрывно гудя карабкается вверх. Окна, как я полагаю, здесь мыть не принято, кроме того, все запотело основательно, и хоть что-то разглядеть через них не удается. Так, в полном неведении где мы и ехаем…

Минут через сорок техника останавливается и нам командуют - вылазь! Выпрыгиваем на землю, вахтовка уезжает дальше. Ну, плато, здравствуй! Мы прибыли. Высота 1100 метров, сэр

Нас ошарашивает "теплынь". Здесь на плато температура оказалась градусов на 5 выше. Это явление называется конвергенцией и иногда тут присутствует. Эти пять градусов чувствуются очень контрастно. И, если учесть легкий ветерок, не более 3 м/сек, то атмосфера вполне комфортная. Это радует, как и бирюзовая синева неба.

Первое что бросается в глаза - огромные железобетонные, бункерные конструкции вокруг нас и дикое буйство льда и снега. Любой выступ, труба, ферма превращена стихией в фантасмагорические скульптуры. Это десятки - сотни тонн вздыбившейся, замерзшей в полете воды! Все эти громады построек, занесенных 3-5 метровой толщей плотнейшего снега дают сразу понять, что мы попали совершенно в иное измерение, в другой мир, где ухо нужно держать востро…

А еще, чтобы было понятнее, куда мы попали, скажу, что через Расвумчерр проходит ось Воейкова.

Это значит, что это излюбленное место всех атлантических циклонов. Поэтому хорошая погода на плато - большая редкость.

Нас встречает Саша Ильин (UA1ZBG), из местных и провожает на место нашей будущей позиции.

Осматриваемся.

Позиция.

Небольшое помещение для развертывания шека, совершенно пустая комната со свежевыкрашенным бетонным полом для устройства ночлежки, и помещение, отдаленно напоминающее мне кают-компанию, но функционально вполне подходящее. Обращаю внимание на забетонированный (!) проем окна. Саша перехватывает мой немой вопрос и отвечает: " Да поставили тут окно, по проекту, а оно внутрь и вылетело…". Окна, в нашем понимании этого слова, есть лишь на восточной стороне нашего бункера (по -моему - единственная пара во всем этом фортификационном комплексе). Остальные окна - натуральные бойницы, размером не более 40*40 сантиметров. Такого я даже в глухих уголках Арктики не встречал…

Распаковываемся и устраиваем короткое совещание.

Еще внизу работать решили на Кенвуде TS 570D, привезенном Бройтманом с собой. Больше ничего тащить сюда не стали, а весь резерв оставили внизу, под присмотром Андрея Букина. Если что - поднимут по нашему первому же свистку. Жалко тянуть сюда новенькие трансиверы. Рука не поднимается. А TS уже многократно испытан, к тому же имеет встроенный тюнер, очень нужный нам, учитывая наши неотстроенные антенны. Из представленных и заготовленных апатитовцами антенн останавливаемся на трехдиапазонном "интервенте". Быстро компануем шеек, достаем все свои причиндалы, одеваемся и лезем на крышу. Ставим пятиметровую мачту, разворачиваем полотна антенн, все крепим и вяжем покрепче. Суеты нет. Каждый занимается своим делом. Ну, вроде все. Антенна стоит, спускаемся вниз. Мимоходом знакомимся с горизонтом. Даже в сумерках Хибины прекрасны! Бегом к трансиверу. Право первого QSO предоставляем Александру Бройтману. В эфире UA1ZAO/p. Аркадьевич с ходу устанавливает на "двадцатке" первое QSO, но долго за микрофоном не задерживается и уступает место за шеком мне. Ну, с Богом!!! На мой первый вызов, в 17:06 GMT отвечает мой земляк EW7EW.

(см. фото). Принимаю поздравления с началом радиоэкспедиции и цекюляю дальше. Прохождение скверное. Перехожу на "сороковку". Результат тот же. Возвращеюсь на 20-ку и берусь за телеграфный ключ. Первым на вызов, в 17:25 отвечает итальянец IZ1DMI. Чтобы раззадорить публику передаю, что работает интернациональная горная полярная экспедиция "Хибины 2005". Активность корреспондентов возрастает с каждой минутой. Темп примерно связь в минуту. В 18:01 на частоте возникает первый пайлап. Догадываюсь - нас вкинули в кластер. Темп 3-4 QSO в минуту. Порядочек! Через пол часа пацаны буквально выдергивают меня из-за передатчика. Даю "AC 15" и бегу в "каюткомпанию". Ребята ждут меня, слегка подкалывают и суют в руку кружку с традиционным напитком. Поднимаем "бокалы" и произносим тосты за удачное начало радиоэкспедиции. Наскоро перекусываю и вновь за ключ. Так и работаю до 20:43, в основном CW на 20-ке, иногда спрыгивая на 40-ку. На "сороковке" антенна категорически отказалась строиться в телефонном участке, поэтому там работали только CW. Прохождение к 21 часу полностью на всех диапазонах закрывается и мы идем на первую прогулку по Расвумчорру. Хотя солнце уже давно закатилось, в горах более-менее светло. Саша Ильин выводит нас стайкой пингвинов и ведет к восточному краю плато. Там глубокое ущелье и вдалеке, через него, видны фонари какого-то обитаемого жилища. Это хибинская метеостанция, полярка, поясняет Саша. Для меня это звучит просто песней! Еще в письмах Аркадьевичу я изъявлял желание при оказии побывать на полярке. А тут вот она, светится заманчивыми огоньками… Переходим на северный склон и взбираемся на отвал. Внизу, в распадке, километрах в десяти, светится Кировск и виден краюшек озера Большой Вудъявр, гордости кировчан. Пожалуй, все, больше ничего рассмотреть не удается. Хотя нет. Запрокидываем свои головешки и, Бог ты мой!!!

Вы видели небо в алмазах? Вот оно! Таких звезд я не видел никогда. Можете себе представить эти драгоценные россыпи в кристально чистом небе?! Это фантастика!

Мы тычем пальцами в небо, наперебой блистая друг перед другом своими убогими познаниями в небесной картографии. Саша сгоняет нас с отвала, поясняя, что находится здесь, типа, категорически запрещено. Вообще, на Расвумчорре запрещено многое. Запрещено подниматься сюда без согласования с руководством рудника, запрещено пешее передвижение по территории рудника, запрещен вход в производственные здания, запрещен выход на отвалы и т.п. Возвращаемся в свой бункер, проверяю диапазоны. На часах 22 GMT. Глаза слипаются. Уступаю место за трансивером Юрию Чепе. Иду спать.

Первая ночевка.

Раскатываем спальники и укладываемся прямо на бетонный пол. Жестковато, но зато тепло. Похоже, холодных ночевок не будет и это радует. Леонид и Аркадьевич тоже завалились на "третью боковую" справа от меня. Обмениваемся впечатлениями и слушаем очередную, из нескончаемых, историю от Александра Бройтмана, или, как я про себя его зову - "деда". Почему дед? Об этом чуть позже. Через пол часа мужики засыпают, а я еще с час ворочаюсь с боку на бок, прислушиваясь к чужим звукам и шорохам. Едва засыпаю, как чувствую дрожь земли и отдаленный рокот мощного двигателя. Шум нарастает, дрожь тоже, и уже отчетливо слышен лязг огромных гусениц. Здание ходит ходуном. Вскакиваю с лежанки и в окошко пытаюсь разглядеть это механическое чудовище. Я уже догадываюсь, что из карьера прикатило что-то гигантское и ужасное и очень хочу рассмотреть это что-то. Увы… Через маленькие бойницы не видно ни зги, кроме света фар и инея на стеклах. Хрястнув железом, монстр скрывается в соседнем огромном бункере. Все стихает. Жуть… Вновь прыгаю в мешок и под впечатлением услышанного, засыпаю. Но не надолго. Вновь земля дрожит, но это уже не железяка, а мощный храп Бройтмана будит и меня и Леню. Ни хрена себе??? Дуэтом чертыхаемся в сторону Аркадьевича, выговаривая ему свою признательность… Вновь ложимся, ворочаемся и засыпаем. Утром просыпаемся рано.

Первый день.

Состояние непонятное. Вроде спали, но отдыха не чувствуется. Оно и понятно, идет адаптация к новым условиям. Ничего, сейчас мы по кофейку и все будет ок! Идем на камбуз, и обнаруживаем, что впопыхах взяли кофе в зернах. А молоть нечем. Выручает дед, доставая из своих запасов баночку растворимого. Ура, живем! Пьем кофе, слушая Юрин рассказ, как прошла ночь в эфире. Результат скромный - десятка три кусо, в основном с американцами на "двадцатке".

После легкого завтрака Аркадьевич садится за шек, а я приглашаю Леню освежиться, прогулявшись по плато. Берем фото-видео, тепло одеваемся и выползаем в тундры Хибинские. Солнце уже встало, нас встречает легкий ветерок и морозец градусов под двадцать. Уверенным шагом мы направляемся на северо-восток, в сторону рудника. Эге… Первый же "магирус" останавливается, из кабины выпрыгивает мужик и прямиком к нам.

- Кто такие? Что здесь делаете?

Ни здрасте Вам, ни до свидания…

Слегка опешив от этакой беспардонности в тон отвечаем: "Российско-белорусская полярная радиоэкспедиция!"

Теперь опешил он. Несколько секунд замешательства. Что сказать - не знает.

- Вы это… Таво… Не ходите здесь, по дороге…

Смущенно прыгает в кабину и "вахтовка" срывается с места. В окошках удивленные лица горняков, это еще что за бакланы в комбинезонах американских?

Мы с Леней, с независимым видом, продолжаем путь в прежнем направлении, но быстро соображаем, что тут лучше не нарываться…Возвращаемся на "свои сотки" и начинаем доскональное обследование прилегающей территории. А поглядеть есть на что. Для начала осматриваем окрестности. Горы слева, справа, сзади и спереди. Что может быть лучше гор, спросил бы Высоцкий? Подсвеченных утренним солнцем заснеженных вершин, на фоне голубого неба? Это словами не передать! Поэтому мы снимаем, снимаем и снимаем. Шаг за шагом исследуем ландшафт. Любая железяка превращена буйством стихии в фантастические изваяния. Мы сразу даем всему свои шутливые названия. Вот Елда - осветительная вышка с прожекторами, превращенная в огромную ледяную башню, вот Гырлыга - невесть что, похожее на гигантскую, ледяную лапу, поднятую в демонском приветствии, вот скрутка толстенного кабеля, скрученная неведомой силой в бараний рог, обледеневшая, обмерзшая и теперь больше похожая на ледяной домик - Палатку. А вот Памятник, памятник "погибшему альпинисту"… Что это на самом деле - непонятно, но выглядит монументально. И так все вокруг, придающее этому миру определенную виртуальность. На все эти фантазии природы можно смотреть без устали. Причем, игра света такова, что утром видишь одно, днем- другое, вечером - третье…

16 марта, среда

Команда.

Возвращаемся с Леней в бункер, расчехляемся, садимся пить чай. Дед работает за передатчиком, ребята собираются спускаться вниз. Через пол часа мы остаемся на плато втроем. Я, Леня и Бройтман. Остальные - в группе поддержки, останутся внизу, в режиме постоянного трафика на 145 мГц.

Давайте знакомиться поближе.

Бройтман Александр Аркадьевич UA1ZAO

- председатель мурманской областной Федерации радиоспорта. В эфире - ну очень давно. Я как-то и не удосужился расспросить его об этом подробнее. Аркадьевич бывший мариман и флотских шуток прибауток у него - хоть отбавляй. Ими он развлекал нас круглосуточно, не давая скучать во время ГУХОРА. Ну а знакомых у него - просто море морское. Мне неоднократно передавали приветы для него, со всех уголков бывшего союза. Аркадьевич много путешествует на своем авто, поэтому знает многих радиолюбителей не только по эфиру, но и лично. На флоте старшего механика зовут "дед". Ну, так повелось. Я так, про себя, Аркадьевича и называл, мне кажется, он бы не возражал. А еще у деда всегда при себе крутой лаптоп, на котором уйма фотографий его друзей и знакомых, пейзажи прошлых экспедиций и просто всяческих приколов. Порой и мы развлекались в час безделья просмотром фильмов и роликов. Иногда Аркадьевич цеплял лаптоп к трансиверу и работал цифрой, в основном PSK-31. Я не сторонник цифровых видов связи, хотя пакетом работаю с 1995 года и использую эту моду (mode), как инструмент, в частности DX-кластера. Однако должен заметить, что в моменты полного отсутствия на диапазоне корреспондентов в CW и SSB участках, на 14070 практически всегда журчал знакомый ручеёк PSK. Зычный голос деда начинал громыхать по "кубрикам" с самого подъема, и затихал лишь поздно вечером, сменившись могучим раскатистым храпом. Больше всего он развеселил меня, когда сообщил, что DX- споты он получает на свой мобильник из Норильска, от Андрея UA0BA!

Охмуш Леонид Федорович UA1ZBZ.

-поживший на белом свете "полярный волчара", прошедший огонь воду и медные трубы. Живет в маленьком полярном поселке с романтичным названием Туманный. С ним мы тоже работали неоднократно и мне было особенно приятно получить из его рук кусэлку за связь с ним во время Мемориала памяти Е. Метелкина, которую он вручил мне в Мурманском радиоклубе.

Его задача в экспедиции - наше жизнеобеспечение, особенно в в экстремальной ситуации. Никто здесь, лучше него не знает, как выжить в суровых условиях Арктики в случае чего. Он и рыбак и охотник, а главное - замечательный человек и покладистый компаньон. Леня, причем с явным удовольствием, составлял нам компанию в любом предприятии. Лазил с нами по крышам и отвалам и с мальчишеским азартом снимал все на свою любимую видеокамеру. Когда, придя с очередной такой вылазки, он сообщил мне, что ему идет 69 год, я не поверил… Вот это да! Я, конечно, почувствовал некоторую неловкость за свое, несколько фамильярное обращение к нему и, разумеется, извинился. Но Федорович только улыбнулся. К счастью, никаких нештатных ситуаций у нас не было, и Лениной основной задачей было поддержание порядка на камбузе. С этим он справлялся одним махом, время от времени потчуя нас любимыми макаронами по- флотски. Голодать, разумеется - не голодали, но особыми кулинарными изысками себя не баловали. В эфире Леня работал немного, да и контестный темп, во время прохождения, был явно не для него. Он привык делать все не торопясь, чинно и обстоятельно. Но, тем не менее, он был на своем месте и кого-то другого мне было бы трудно на его месте представить.

Прохождение.

Как только мы въехали на Кольский полуостров, погода нам благоволила. Яркое солнце и голубой небосклон радовали глаз, но в моей душе сразу появилось беспокойство за успех нашего предприятия в плане радиопрохождения. Коварство ситуации заключалось в том, что как правило, хорошая солнечная погода, в районе полярной шапки, сопровождается отвратительным прохождением на КВ диапазонах. И это может продолжаться неделями.

За день до подъема, ближе к вечеру, опробовали FT -857 и, к своей радости убедились что прохождение, хоть и не супер, но присутствует. Однако на плато ситуация сильно изменилась. Через пару часов после развертывания позиции диапазоны стали притухать, и мы впервые столкнулись с радиоглухотой. Такое нестабильное прохождение сопутствовало нам всю экспедицию, но как говорят - хотя бы так… Обычно диапазон шумел на 3-5 баллов по S-метру и корреспондентов приходилось просто выцарапывать в шумах. Те станции, которые проходили с силой 7 баллов казались нам громогласными. Порой, очень ненадолго, диапазон как бы "вспухал", шум спадал и на частоте сразу возникал пайлап. Возникало впечатление, что кто-то играет, закрывая и открывая дверцу в ионосфере. Так и работали до завершения экспедиции. Северного сияния, в ночные часы не наблюдалось, т.ч. на него списать ничего не удалось. Не было слышно и характерной для аврорального прохождения девиации сигналов. Так же не наблюдалось никаких аномальных явлений и на УКВ, хотя хендики были включены постоянно. Но, как бы там ни было, работать было можно, и мы каждую минутку старались использовать с максимальной отдачей.

16 марта, среда, ближе к вечеру.

Дед потихоньку обрабатывает "двадцатку", я с Федоровичем малость скучаю, слушая диалоги Аркадьевича со своими бесчисленными знакомыми. Поглядываю на бройтмановскую шпионскую гэпэшку, лежащую в разобранном виде в углу, потом на Леню. Что, зря её сюда тащили? Полезем, поставим? Леня поддерживает идею. Дед тоже разделяет наше мнение и мы начинаем готовить антенну к установке. Одеваемся с Федоровичем потеплее, выслушиваем инструктаж Аркадьевича и выбираемся наружу. Солнце уже закатилось за горизонт, температура упала градусов до - 20, да и ветерок крепчает. Часа два назад мы прогуливались по окрестностям и видели, что перевалы закрываются метелицами и погода будет портиться. По кособокой лестнице вылазим на крышу и начинаем установку GP - шки. Штырь и противовесы разворачиваем быстро, а вот с кабелем приходится повозиться. Штатный кабель короткий и нам нужно заменить его другим. Неудобство в том, что все электрические соединения выполнены мелким крепежом, который ни в перчатках, ни рукавицей не удержишь. Приходится работать голыми руками, по очереди меняя друг друга. Холод моментально дает о себе знать, скрючивая пальцы. Минут через двадцать докладываем деду по хэндику, что антенна стоит. Аркадьевич колдует внутри с трансивером и бодро сообщает: "Все в норме, слезайте!"

Мы продрогшие скатываемся вниз. Наличие на трансивере двух гнезд и коммутации двух антенн, позволяет нам быстренько оценить наши старания. На двадцатке, с GP имеем 2 балла выигрыша по сравнению с "интервентом". И шумов меньше. Довольные, продолжаем работать.

17 марта, четверг.

Я вновь просыпаюсь ни свет - ни заря. Бегу к трансиверу, эфир встречает меня сплошным шумом на всех диапазонах. Вот, блин. В амбразуру просачивается первый лучик рассвета. Быстро умываюсь, наскоро пью кофе, облачаюсь в комбез и бегу на плато, снимать рассвет над Расвумчорром. (см.фото). Игра света просто фантастическая. Свежий воздух и розовые пастельные тона кружат голову. Стараюсь запечатлеть увиденное как на флэшку, так и в собственной памяти. Но насмотреться на это просто невозможно!

Через часок возвращаюсь в бункер и застаю команду уже на ногах. Завтракаем и вновь за трансивер. А в голове у меня уже созрел план посещения соседней полярки - хибинской метеостанции. В чьем она ведомстве - никто мне сказать не может. Может Росгидромета, а может еще чья? Учитывая многочисленные запреты относительно перемещения по плато, решаю действовать уверенно и даже дерзковато и идти одному. Одеваюсь потеплее, а сверху облачаюсь в ярко красный комбинезон, чтобы издали было видно, кому это угодно, что никакой я не диверсант. В 9:08 выхожу на "маршрут". До полярки километров пять. Первые три километра почти бегу. Меня, наверняка, видно за десять верст, поэтому этот участок нужно пересечь как можно быстрее. Это мне удается, но и пот с меня катит градом. Добираюсь до поворотной точки, докладываю об этом Лене, дежурившему на "двойке" и сворачиваю на "дорогу", о которой мне говорили ребята, и которая ведет прямехонько к полярке. Боже мой, ну и лыжня попалась… Дорога представляет собой широкую траншею, с высотой стенки метра под три, пробитую мощным бульдозером. Идти по такой "дороге" совершенно невозможно, ибо попросту можно повыворачивать ноги. Единственное достоинство - тебя никто не видит за снежным бруствером. Кое-как преодолев метров сто, я выбираюсь из этой ямы на "оперативный простор" и чапаю дальше по целине. Снег очень плотный и идти в снегоходах легко и удобно. По ходу щелкаю фотоаппаратом направо и налево. Слева распадок, переходящий в ущелье, слева плато Ловчорр и тропинка с остатками леерного ограждения, по которому в пургу передвигаются полярники. Еще издалека разглядывая в бинокль станцию, я никак не мог понять, что к чему. Ни строений, ни метеоплощадки. Теперь, приблизившись к ней, я начинаю догадываться. Станция представляет собой железобетонный бункер, отлитый заедино, как ДОТ и занесенный снегом по самую крышу. Сверху торчат лишь стойки с флюгерами и ветроуказателями, как мачты бедового, затонувшего корабля. Прямо передо мной обитая жестью дверь, на удивление легко открывшаяся от первого же толчка. Вхожу. Тишина.

- Лю-ди-ии-и!!! Зову я.

Из ближайшей комнатушки, в тапочках, по домашнему, выходит первый обитатель полярки. Представляюсь.

- Евгений Мокров - начальник полярки, представляется в ответ хозяин.

Очень приятно. Женя приглашает меня в каюткампанию, поближе к чайнику и начинает свой неспешный рассказ о самой высокогорной полярке, организованной в 1964 году Центром лавинной безопасности объединения Апатит, о шурфовании снежного покрова, об исследованиях в области лавинообразования и озонного слоя и о многом другом. Чуть позже появляется его напарник - инженер Володя, но ему не до разговоров, он весь в делах и лишь изредка подключается к нашей беседе. Я в свою очередь рассказываю им о нашей акции, о коротковолновиках, Клубе Арктика и белорусском Фонде Полюс. Им интересно. Вручаю Жене свои кусэлки, обмениваемся адресами и отправляемся на маленькую экскурсию по станции. Все хозяйство - в одном доме. Длинный коридор с комнатами справа и слева. У каждой комнатушки свое назначение. Вот мастерские, вот кубрик с двумя койками, кабинет начальника, лаборатория и даже маленький тренажерный зал. Ничего, вполне уютно, а главное не надо выходить на улицу лишний раз. Женя распахивает запасной выход и показывает заметенную двухметровым снегом метеоплощадку. Успеваю заметить, что следов к ней нет.

- А мы туда и не ходим. У нас все датчики электрические, показания снимаем дистанционно.

Кивает на кабель идущий к площадке. Ясненько…

Ну, пора и честь знать. Прощаюсь с ребятами, фотографируемся на фоне полярки (см. фото) и я отчаливаю восвояси. Обратно иду по леерам, размышляя о своем визите. Здорово сделал, что сходил. Что бальзама хлебнул. И к радости своей убедился, что не перевелись еще полярники на земле нашей и законы Арктики никто не отменял. Так, в раздумьях дошел до дороги на Расвумчорр. Теперь у меня вновь одна задача, не быть застуканным службой безопасности рудника. Как говорится, из двух зол выбирают меньшее и я выбираю путь к нашему бункеру по склону отвала. С дороги меня будет не видно, а насчет безопасности этого пути я позабочусь сам. Идти придется пробираясь через снежные валуны и глыбы льда. На базу, по хендику сообщаю, что все в порядке, но свою маленькую тайну им не раскрываю. Зачем беспокоить? Вместо часа добираюсь больше двух и ребята начинают волноваться. Успокаиваю их, рассказывая что любуюсь хибинскими красотами. Вот и бункер, родименький. Федорович усаживает меня обедать, по ходу сообщая новости с позиции, а я, в свою очередь, новости с полярной станции. Сразу после обеда подсаживаюсь за трансивер и начинаю обрабатывать пайлап. Есть проход. Иногда, в толпе, проскакивают знакомые позывные одноклубников, земляков и друзей. Темп сбивается, я передаю приветы с хибинских высот, по ходу отвечая на многочисленные вопросы, типа, как нас угораздило туда угодить. А нас действительно - угораздило, ибо простенькая DAT - экспедиция на глазах переросла в полноценную полярную, да еще и горную. Дело к вечеру. Аппаратный журнал потихоньку заполняется, я доволен. Так и работаем, сменяя друг друга за шеком. Ближе к ночи прохождение заканчивается на всех бэндах разом. Дед с Леней уже "вверх воронками". Спят. Вырубаю трансивер, одеваюсь и выхожу на улицу. Вновь любуюсь яркими звездами, ищу следы полярного сияния, которое обычно сопровождает непрохождение. Нет, не видать. Погода начинает определенно портится. Ветер изменил направление на 180 градусов, к тому же крепчает. Неуютно. Завтра, по плану, в 13 часов мы покидаем плато, наверное вовремя.

18 марта, пятница

Утром вновь вскакиваем спозаранку. Почему-то не спится, хотя усталость чувствуется постоянно. Умываемся, я бегу к Кенвуду. Проход есть и, вроде неплохой. С ходу начинаю работать в хорошем темпе. Так всегда, как нужно уезжать, то и клевать начинает, и грибы так и прут, и прохождение отменное появляется… Сижу - молочу. Часов в 9 на позиции появляется Саша Ильин (UA1ZBG) и сообщает, что в 13 часов договорено о нашем спуске с плато. А на "двоечке" Саша Кламбуцкий извещает, что внизу нас ждет сауна и холодное пиво!

Должен отметить, что после скромного и скоротечного застолья в первый же вечер, на позиции был объявлен "сухой закон", поэтому идею сауны и пива все восприняли на ура! Начинаем потихоньку собираться. Вновь с Федоровичем предпринимаем очередную вылазку на плато и снимаем виды и пейзажи. Демонтируем GP-шку, приводим все после себя в первозданный вид. Дед вещает на "двадцатке", разочаровывая публику сообщением о завершении горного этапа экспедиции. Погода определенно портится. Метет не хило, метров под двадцать. В 13:15 мы отбиваем низкий поклон плато Расвумчорр и грузимся в "Магирус". До свидания Хибины! Мы уезжаем, но не прощаемся. Внизу нас ждет Юра Чепа. Перегружаем свои шмотки на две "Аудюхи" и едем в Апатиты. Далее все в беготне. Сливаем фото на "компашки" и едем в баню. Чудненько проводим пару часов между сауной и бассейном, обсуждая прожитые на плато дни. В 18:00 едем в Апатитскую ОТШ РОСТО, где встречаемся с местными радиолюбителями. Аркадьевич проводит организационное собрание и мы всей командой едем домой к Виктору Хабарову. Весь вечер проводим в беседах и в 23 часа "отбиваемся".

Завтра по утру, мы отправляемся в Мурманск, на встречу с мурманскими радиолюбителями, и начинаем следующий этап экспедиции - обработку попутных DAT QTH.

19 марта, суббота

До Мурманска - 240 километров. Федеральная трасса в порядке, ключ на старт! В 9:00 выруливаем из Апатитов с курсом на Север. Мончегорск, Оленегорск, Лапландия остаются позади, там мы не задерживаемся. Нужно торопится, на дороге появляются снежные "косынки". Не ровен час - переметет, тогда нам достанется. Дед сообщает, что сейчас мы заедем в Лопарскую. Я подпрыгиваю от радости.

В Лопарской живет Валентин Микитенко, больше известный всем как R1ANB, R1ANZ . (см. фото. слева-направо: Александр, UA1ZAO, Леонид UA1ZBZ, Дмитрий EU5POL, Валентин R1ANB). Сворачиваем с трассы и петляем между некогда шикарными коттеджами Академгородка, развернутого в этой глуши еще при Союзе. Валентин встречает нас и приглашает на чай. К его удивлению мы с дедом отказываемся, отправляя чаевничать Андрея, исключително радостно встретившего очередную возможность покушать, а мы разворачиваем станцию прямо в машине, устанавливаем на заднем боковом стекле штырь и начинаем "хрюкать". Быстро проводим несколько связей и сворачиваемся обратно, нужно поторапливаться. Валентин ведет меня за дом и показывает свое скромное антенное хозяйство. По дороге вспоминаем общих знакомых и обмениваемся кусэлками. Все к сожалению на ходу, на бегу. Наскоро прощаемся, вытаскиваем Букина из теплой и гостеприимной кухни, прыгаем в машину и выезжаем на трассу. К 12:30 подъезжаем к Мурманску. Здесь сильнейший снегопад, через четверть часа сменяющийся солнечной благодатью. И так все время. Незамерзающий залив дает о себе знать такой вот неустойчивой погодой. Едем прямо в Клуб. Там, на RZ1ZZZ нас ждут - не дождутся. Вот мы и прибыли на место. Выгружаем трансиверы, Андрей Букин с ходу начинает презентацию "radioexpert.ruа", и разводит в каждом углу группы по интересам.

Кому Айком, кому Йессу… Я, к своему удовольствию замечаю в шеке ключ "Альманах", моего производства. (Очередная заслуга Андрея) Кстати, первый вопрос с которым меня встретили в Клубе был: "Ключи привез?". Пришлось разочаровать ребят, ибо все коммерческие дела, вместе с сопутствующими им проблемами, я оставил на белорусской границе… А на стенке, на доске информации, на самом видном месте - обращение президента нашего международного радиоклуба Арктика, Александра Максурова UA6LTO/9 с воззванием к мурманчанам о вступлении в Клуб.

Через часок публика, накрутившись ручек новеньких трансиверов, переключается на нас. Аркадьевич демонстрирует отснятые фотографии со своего лаптопа, мы с Леней отвечаем на вопросы об экспедиции. Кроме того, много вопросов и по Белорусской Федерации. Бочком, бочком, и я подсаживаюсь за скромный, клубный IC-718. Провожу на "двадцатке" пол-сотни кусо из MU-02. Кто-то трогает меня за плечо. Оборачиваюсь.

- Василий, - представляется незнакомец, - UA1ZET.

Батюшки, вот так встреча! Это же Вася, с поселка Полярный! Тот, с которым мы неоднократно встречались в эфире и душевно болтали на северные темы. Василий в Клубе оказался чисто случайно. Вот так встреча! Вновь поднимаем тему о клубе Арктика и я приглашаю его в наши ряды. Обмениваемся QSL-ками, адресами.

Наперебой приглашаем друг друга в гости и прощаемся… Вася торопится, ему еще пилить сто верст к Северу. Ну, как говорится, пора и честь знать. Жмем на прощанье друг другу руки и, к нашему большому сожалению, расстаемся. В 16:40 рейсовый автобус несет нас с Андреем обратно в Апатиты. Ночую у Виктора, ибо хочу утречком появится на арктическом и белорусском круглых столах. Кроме того, есть у меня тайное желание, хоть немного поработать в RDXC.

20 марта, воскресенье.

Утром "три с полтиной" молчит, т.ч. с Белоруссией общения не получится. К 9:30 МСК подхожу на 14122 кГц, на круглый стол "Арктики". Тоже никого. Списываю отсутствие коллег на контест. Для острастки даю общий вызов, и убедившись в отсутствии вызывающих меня корреспондентов ухожу с частоты. Тест идет полным ходом и я с ходу врубаюсь в эту катавасию рапортов и контрольных номеров. Рекорды мне не к чему, главное участие. Часа через два выключаю трансивер и иду с Виктором в город. Есть у меня еще одно желание - отведать рыбы из местных озер. Но ни на рынках, ни возле магазинов рыбу почему-то не продают. В конце-концов, почти потеряв надежду, находим почти то, что искали. Сига и хариуса нет, но зато есть превосходный налим. Берем пару кГ, забегаем на почту, звоню домой и радую домашних новостью, что завтра выезжаю обратно. Дома у Виктора разделываю налимов, и угощаю его отменным белым мясом и непревзойденной по вкусу икрой. Вечереет, пора прощаться. В знак признательности Витиного гостеприимства преподношу ему маленький презент - свой телеграфный манипулятор "Альманах". До встречи на бэндах, сэр!

21 марта, понедельник.

Полдень.

Мы стоим на перроне вокзала с Андреевыми родичами, провожающими нас. Сегодня рабочий день и ребята при делах, т.ч. провожать больше нас некому, со всеми друзьями распрощались еще вчера. Подходит мурманский поезд, и через пятнадцать минут мы покидаем эту необыкновенную, холодную но гостеприимную землю с тайным желанием вернутся сюда вновь, во всеоружии…

Эпилог.

Вот так начиналась, проходила и славно закончилась полярная экспедиция "Хибины 2005", полная неожиданных поворотов, молниеносных решений, стремительных действий и незабываемых знакомств. Теперь спешить некуда. Есть время еще и еще раз все обдумать, сделать выводы и в будущем организовать очередную экспедицию в Хибины, но уже на новом, более высоком витке. В заключении, от имени команды выражаю искреннюю благодарность тем, кто остался неравнодушным к нашей акции и чем мог, поддержал эту идею:

- Radioexpert.ru г. Санкт Петербург и лично Букина Андрея Эдуардовича,

- Союз радиолюбителей России и Мурманскую областную Федерацию радиоспорта,

- Белорусскую Федерацию радиоспорта и радиолюбительства,

- Международный радиоклуб "Арктика",

- Белорусский Фонд поддержки экстремальных экспедиций "Полюс".

Спасибо сотням коротковолновикам, которые проявили интерес к нашей экспедиции, за их выдержку и терпение при проведении с нами связей в условиях непростого полярного эфира. СПАСИБО!!!

Radioexpert.ru

Возврат к списку